Новости
Леонов: сборная России должна навязать бразильцам свою игру
Межконтинентальный кубок

Леонов: сборная России должна навязать бразильцам свою игру

Источник: beachsoccerrussia.ru фото: beachsoccer.com
Автор: Юлия Иванова
Илья Леонов - о матче с Ираном, настрое на Бразилию, особенностях серий пенальти, нехватке Шкарина и долге "Ротора" Чужкову.

Сборная России по пляжному футболу в заключительном матче группового этапа Межконтинентального кубка в серии пенальти уступила команде Ирана и теперь в полуфинале сыграет с бразильцами. Капитан российской дружины Илья Леонов в интервью корреспонденту Beachsoccerrussia прокомментировал игру своей команды, посетовал на невезение россиян в сериях пенальти, рассказал об ожиданиях от матча с Бразилией, сравнил Никонорова и Шайкова, а также оценил идею вступления "пляжников" в Общероссийский профсоюз футболистов.

- Илья, поражение от Ирана - это трагедия для сборной России?

- Это не трагедия, но поражение действительно неприятное. Против нас играла хорошая команда. В этом матче определялось, с кем мы сыграем в полуфинале. Наверное, предпочтительнее было бы встретиться со сборной Таити, но если мы хотим завоевать кубок, то должны обыгрывать любых соперников, в том числе и Бразилию.

- Сборную России опять подвела реализация моментов. Почему не удавалось доводить атаки до голевого завершения?

- Я бы не сказал, что у нас было много стопроцентных моментов. Пожалуй, можно вспомнить момент, когда Макаров бил головой после углового, у Крашенинникова в овертайме было полторы возможности забить, ну и Толя Перемитин не реализовал хороший шанс. Где-то иранцев выручал вратарь, где-то мы попадали в каркас ворот. Наверное, у них было не меньше моментов, которые могли завершиться взятием наших ворот. Наши вратари тоже здорово сыграли, а в каких-то ситуациях соперники били мимо. Думаю, в основное время ничейный результат был закономерен.

- Показалось, что ваша четвёрка мало использовала Бориса Никонорова, удары которого при такой вязкой обороне иранцев как раз могли помочь сборной России...

- Мы старались отдавать ему мячи, но иранские защитники здорово оборонялись один в один именно против Никонорова, поэтому у Бори было не так много моментов. Он мог забивать с хорошего штрафного, но упустил этот шанс. Наверняка команда Ирана тоже разбирала наши сильные и слабые стороны. У них очень мощные защитники, которые не проигрывают физическую борьбу. Так что мы пытались играть через него, но не всё получалось.

- Как оцените физическую форму сборной России. Удалось ли перебегать соперника?

- Я считаю, что мы смогли перебегать иранцев и в третьем периоде задавили их своими атаками, им приходилось только выбивать мячи от своих ворот. Третий игровой отрезок и овертайм только подтвердили, что мы были сильнее их физически. Другое дело, что мы практически весь матч провели в качестве отыгрывающихся.

- А почему так получалось?

- Мы пропускали необъяснимые голы. Тренерскую установку по игре в защите в целом мы выполнили и сделали в обороне то, что от нас просил Михаил Викторович, но при этом пропустили нелепые голы. В первом случае ошибся вратарь, в моменте со вторым голом вдвоём побежали не туда, куда нужно, а третий гол нам забили с необязательного штрафного.

- Пенальтисты были известны заранее или определялись непосредственно перед серией послематчевых девятиметровых?

- Решали уже после овертайма, кто и когда будет бить. Обычно прямо перед свистком договариваемся, кто идёт к мячу. Бывает, кто-то не готов. Я в этот раз отказался, потому что концовку третьего периода и весь овертайм просидел на скамейке, немного остыл. Тренер спросил: пойдёшь? Я сказал, что если есть кто-то, кто готов пробить, то пусть лучше он бьёт. Если все вдруг откажутся, то я всегда готов бить первым. 

- Перед последним ударом иранцев вы что-то подсказывали Алексею Зуеву. В чём заключался ваш совет в тот момент?

- Я ничего ему не подсказывал, а просто подбодрил, сказал, что надо выручать. Дело в том, что мы не разбирали этих игроков, потому что думали, что пенальти будут исполнять другие ребята. Так же было и на этапе Евролиги в Москве, когда мы не угадали с пенальтистами у Швейцарии. Тогда я сказал Ване Островскому, что надо отбивать. Возможно, это как-то сбивает соперника, но подсказки в данном случае не было.

- В последнее время сборная России часто уступает в серии пенальти. Почему так происходит?

- На самом деле так было всегда. К сожалению, послематчевые пенальти - не наша сильная сторона. Мы можем выиграть серию пенальти у любого соперника, но также можем и проиграть по пенальти кому угодно. Нельзя перекладывать ответственность за это только на вратарей или бьющих. Тут комплекс причин, в том числе и невезение. Крайне редко в сериях с нами соперники ошибаются.

- На тренировках много внимания уделяется отработке ударов с девяти метров?

- Именно пенальти мы никогда не тренируем. Можно на тренировках устраивать серии пенальти, выявлять тройку лучших пенальтистов, но наступит игра, и кто-то скажет: я не могу. Или лучший пенальтист промахнётся первым ударом. Я уже и в клубе, и в сборной сталкивался с этим. В игре всё по-другому, тут сказывается и усталость, и психология, и уверенность в своих силах. Как бы банально ни звучало, но серия пенальти - это фарт. Нужно везение, чтобы правильно определить тех, кто будет бить. Навскидку сразу вспоминается матч с испанцами в Евролиге в 2007 году, когда в основное время сыграли 7:7, и шесть голов забил Егор Шайков. Конечно, ему доверили бить первым, а он не забил, и мы проиграли (тогда серии пенальти проводились до первого промаха). Было бы странно выбирать кого-то другого, когда он только что забил шесть голов. Так что это действительно дело фарта, есть много нюансов.

- Главный тренер после матча с иранцами сказал, что статус встречи требовал от игроков серьёзного опыта, который в нашей команде есть далеко не у всех. Согласны, что это стало одной из причин поражения?

- Безусловно, тренеру виднее. Может быть, отчасти это и сказалось, но я не думаю, что мы проиграли только из-за нехватки опыта. В целом игра была равной, мы хорошо провели концовку и овертайм, могли завершить матч в свою пользу.

- Теперь предстоит в полуфинале играть с бразильцами, которые находятся в отличной физической форме. Как с ними играть?

- Нам надо, как всегда, играть самоотверженно и с полной самоотдачей - по-другому с ними нельзя. Наверное, опять стоит уделить больше внимания обороне и реализовывать свои моменты, которых вряд ли будет очень много. Думаю, ни они, ни мы не будем бросаться вперёд с открытым забралом. В любом случае тренерский штаб подробно расскажет нам, как надо действовать. Конечно, матч будет тяжёлый, но не факт, что с Таити было бы легче.

- Михаил Лихачёв отметил, что наша команда уверенно играет с бразильцами именно на стадии плей-офф. Понимание этого придаёт уверенности перед полуфиналом?

- Безусловно, у нас есть уверенность в своих силах, но у Бразилии сейчас очень сильная команда. Думаю, всё будут решать нюансы, как это было и в матче с Ираном. Если нам удастся навязать им свою игру, то и результат будет в нашу пользу. Если же, наоборот, они затащат нас в свою игру, то будет по-другому. Игра с иранцами получилась равной, 50 на 50. Если в полуфинале будет также, то у нас есть все шансы выиграть.

- Насколько сказывается отсутствие Антона Шкарина, пропускающего турнир из-за проблем со здоровьем?

- Конечно, его не хватает, теряются взаимодействия, особенно при перестроениях в обороне. Антон мог бы нам здорово помочь при аутах, при угловых. В первую очередь желаем ему скорейшего выздоровления!

- Во время матча с США британский комментатор Брайан Мёргетройд сравнил Никонорова с Шайковым, сказав, что Боря - такая же гол-машина, какой несколько лет назад был Егор. На ваш взгляд, такое сравнение уместно?

- Никто не ставит под сомнение то, что Борис очень сильный футболист. Для него это один из первых турниров на таком уровне, так что он привыкает к нам, вписывается в новые для себя сочетания. Он очень старается, что, безусловно, характеризует его только с хорошей стороны. Если сравнивать его с Шайковым, то они всё-таки разноплановые футболисты: Борис более заточен на индивидуальную игру и готов каждый свой момент завершать ударом, а Егор больше нацелен на командные взаимодействия, понимание схем, передачи и игру на партнёров. По стилю они отличаются. У каждого из них есть более сильные и более слабые стороны. Шайков лучше бьёт с песка, а у Никонорова здорово получаются удары через себя. Пока Боря приносит здесь большую пользу сборной России, дай бог, так будет и дальше. Надеюсь, и Егор скоро вернётся в строй.

- Здесь, на Межконтинентальном кубке, мне удалось пообщаться с Романом Широковым, который сейчас возглавляет совет Общероссийского профсоюза футболистов. Он сказал, что двери его организации открыты и для "пляжников". Как вы считаете, насколько полезным для игроков в пляжный футбол может быть вступление в профсоюз футболистов?

- Это было бы полезно прежде всего с точки зрения финансовых вопросов. У нас тоже бывает, что клубы распадаются и остаются должны игрокам. Например, "Ротор-Волгоград", который уже не существует, до сих пор должен Максиму Чужкову 200 тыс. рублей. Они обиделись, что он потом ушёл в "Локомотив", и не заплатили. Тогда президентом клуба был Сергей Кормилицын. Вообще, вопрос актуальный и важный, но надо встретиться и обговорить все детали, потому что наш вид спорта до сих пор не является профессиональным. Я всегда выступаю за права игроков, но надо сделать всё грамотно, чтобы это действительно эффективно работало.


Соревнование:
Команды:
Люди:
Материалы по теме:
Поделиться: