Новости
Ильинский: нужно занимать пятое место и ждать чуда
Чемпионат мира

Ильинский: нужно занимать пятое место и ждать чуда

Источник: beachsoccerrussia.ru, фото: beachsoccer.com
Автор: Юлия Иванова
Защитник сборной России Алексей Ильинский - о роковой ошибке в матче с поляками, эмоциях в игре с немцами, семейной жизни и надежде на чудо.

В воскресенье в Езоло сборная России будет биться за надежду поехать на чемпионат мира. Возможно, пятое место принесёт пятую путёвку на чемпионат мира. Возможно, нет. В любом случае это пятое место ещё нужно занять, обыграв сборную Чехии. О том, что для этого нужно сделать и как не допустить ошибок трёхдневной давности, Beachsoccerrussia рассказал импульсивный защитник сборной России и с недавнего времени примерный семьянин Алексей Ильинский.

– Алексей, как настроение после матча с французами?

– Честно говоря, не очень. Во время игр с украинцами, французами, конечно, радуешься голам, победам, но после матча всё равно приходишь в раздевалку и вспоминаешь, что проиграли Польше. Настроение сразу пропадает.

– Если бы вам удалось вернуться в прошлое к тому роковому матчу, что бы вы изменили?

– Трудно сказать… До игры все нормально настраивались, все прекрасно понимали, что надо выигрывать, если мы хотим поехать на чемпионат мира.

– Вы выходили на матч с мыслью, что это финал?

– Да. Но что-то не получилось. Где-то не забили, допустили ошибки. Мыслей о матче с Украиной не было – для того, чтобы он стал решающим, нужно было выигрывать матч с Польшей. Мы не выиграли, и третий матч, по большому счёту, стал никому не нужен.

– А что тогда стало основной причиной поражения от поляков?

– Ошибки в обороне и плохая реализация своих моментов. Возможно, чуть-чуть была какая-то недооценка соперника, но не на сто процентов. Саган первый гол забил, конечно, фантастический! Наши нападающие так забить не смогли… Да и я сам не забил, допускал ошибки. Из-под меня был забит решающий гол. Плохо сыграл, в общем.

– Вы открыли счёт своим голам на этом турнире только в матче с французами. Почему так долго не получалось забить?

– Наверное, от большого желания. Я действительно очень хотел помочь команде забить, оттого суетился, допускал ошибки. А когда в очередной раз не удаётся реализовать свой момент, уже не хочется больше бить, лучше пас отдать.

– Верили в то, что можно спасти игру с Польшей, когда счёт был 3:5?

– Нет, уже не верил. За 30 секунд в пляжном футболе, конечно, можно забить два гола, отыграться. Но при счёте 3:5 я понял, что этот матч нам уже не выиграть. Мы очень старались в концовке, бежали, создавали моменты. Но не забили…


– Можно ли списать часть нереализованных моментов на банальное невезение?

– В какой-то степени можно. На несколько процентов нам не повезло, но в целом поляки хорошо сыграли в защите, их вратари здорово действовали. Мы разбирали их игру, и Сагановски разбирали. Почему не получилось? Возможно, волнение сказалось.

– А была ли перед матчем уверенность, что Польшу мы точно превзойдём?

– Я надеялся на то, что мы ей не проиграем. Любому сопернику обидно проиграть, когда на кону стоит путёвка на чемпионат мира, но такому – обидно вдвойне. 

– Какая мысль первой пришла вам в голову после того как поняли, что сборная России потеряла шансы попасть на чемпионат мира?

– Переживал, что плохо сыграл, что из-за меня забили решающий гол – это была самая главная мысль. Ошибся я, а пострадала всё команда.

– На собрании команды Сергей Павлович Шамрай рассказал, что может быть и пятая путёвка на чемпионат мира. Осознание того, что чудо всё-таки может произойти, добавляет сейчас положительных эмоций?

– Мы поймём, реальна эта путёвка или нет, только через какое-то время. Чтобы делать всё возможное, нам нужно сегодня выиграть одну игру. Надо занимать пятое место и ждать чуда – дай бог, оно случится.

– Как вы считаете, отношение к нашему виду спорта изменится, если сборная России всё-таки не попадёт на чемпионат мира?

– Что ни случается – всё к лучшему. Надеюсь, что любой исход событий пойдёт нам на пользу.

– Над чем вам нужно работать, чтобы расти как игроку?

– Да над всем: над техникой, над психологией, над реализацией своих моментов. В защите надо прибавлять. Мы с "Кристаллом" чуть ли не круглогодично находимся в тренировочном процессе, но, видимо, этого недостаточно (улыбается). Надо больше тренироваться.

– На этом турнире тренер пробовал необычные сочетания игроков. Это создавало какие-то трудности для вас?

– Да мы здесь все профессионалы и должны играть в любых сочетаниях вне зависимости от того, с кем ты играешь в четвёрке. Будь то твои одноклубники или нет.

– Вы смотрите футбол? Болеете ли за какие-то клубы, переживаете за отдельных игроков, может быть?

– Я не могу сказать, что я за какой-то клуб болею, но футбол смотрю постоянно: Лигу Чемпионов, английскую Премьер-лигу, чемпионаты мира и Европы, естественно. Иногда и мини-футбол смотрю, когда сборная на крупных турнирах играет. Если говорить об игроках, то мне очень нравился Зидан, когда он играл за сборную.

– К слову о Зидане, который уже давно работает тренером. Какой тренер в футболе лучше, на ваш взгляд, – тот, кто сам был классным игроком, или тот, кто не был, но имеет своё видение игры?

– Мне кажется, если человек хорошо разбирается в футболе, то он сможет стать тренером, даже если он никогда не играл на высоком уровне.

– А вы разбираетесь в футболе, как считаете?

– Скорее да, чем нет (улыбается).

– Подсказываете партнёрам что-то во время матча?

– Да, стараюсь. Мне, как защитнику, в любом случае нужно это делать. Если не брать в расчёт вратаря, то защитник – последний игрок обороны, который видит всю площадку.

– После каких-то неудачных эпизодов прямо в игре между футболистами команды иногда возникают микроконфликты. Так разве должно быть?

– Бывают такие моменты – это просто выброс негативной энергии, критика. Если она идёт в мой адрес, то я достаточно спокойно к ней отношусь. Принять её тяжело, но иногда ты понимаешь, что твой партнёр старше, опытнее и выговаривает тебе заслуженно.


– В матче с Германией, когда соперник играл грязновато, вы были на грани наказания от судей. Помните, что происходило в те минуты?

– Да я не могу сказать, что это было на грани. Просто потолкались в штрафной – такое каждую игру происходит. Нужно было просто успокоиться в том моменте. Удаляться было никак нельзя. Сейчас я вообще начал более спокойно относиться к провокация со стороны соперников. Когда ты удаляешься, то понимаешь, что совершил ошибку, сделал плохо команде, думаешь об этом. Потом выходишь на поле, стараешься сдержаться, не удаляться, но всё-таки удаляешься – по юношам у меня часто было такое. Было как-то раз, что судья не свистнул фол, а я разозлился и прыгнул на человека – получил жёлтую, потом ещё одну. Но с опытом постепенно учишься не обращать внимания на провокации – пользы от этого никакой.

– Сегодня вам предстоит заканчивать турнир матчем с чехами. Удивлены, что они будут бороться за пятое место?

– Конечно, особенно после того как они проиграли Украине 0:9. Никто не думал, что они смогут забраться так высоко.

– Что можете пожелать себе и команде перед заключительным матчем турнира?

– Конечно, выиграть. Для этого нужно должным образом настроиться. А дальше просто выйти на песок биться друг за друга, выполнить установку тренера, обыграть Чехию и доказать, что сборная России по-прежнему остаётся одной из сильнейших команд мира. 

– В декабре прошлого года у вас была неожиданная свадьба. Расскажите о своей жене, о ваших отношениях.

– Для всех, может быть, это и было неожиданно, но для нас всё в порядке. Жену мою зовут Кристина, и до свадьбы мы были вместе чуть больше года. Мы познакомились осенью 2014 года, и уже через полгода я понял, что это тот человек, с которым мне хорошо и с которым я хочу жить дальше.

– Что изменилось в вашей жизни, когда вы стали мужем, семейным человеком?

– Да ничего особенного не изменилось. Разве что ответственность за человека появилась. Хочется прийти поскорее домой, порадовать семью, тем более что и дочка Ира родилась полтора месяца назад – 18 июля. В тот день я ещё был в Питере, но на следующий день уже уезжал в Москву на этап чемпионата России.

– В таком случае, как вы чувствуете себя в роли папы?

– Чувствую ответственность уже за двоих (улыбается). Пока идёт сезон, много времени с семьёй проводить, конечно, не получается, так что жене пока помогает мама Кристины и моя приезжала летом по возможности – сейчас некогда.

– Почему решили дочку назвать Ириной? В честь кого-то?

– Нет, просто имя понравилось. Когда Кристина узнала, что будет девочка, она, конечно, очень сильно расстроилась – хотела мальчика. И я, кстати, хотел мальчика. Но когда стало известно, что будет девочка, мы выбрали имя в тот же день. Открыли список женским имён в интернете и смотрели, какое больше всего понравится.

– Как ваша жена относится к тому, что вас часто не бывает дома?

– Нормально. Я с ней разговаривал по этому поводу уже на первом свидании (улыбается). Она сказала, мол, пожалуйста. Главное, чтобы когда приезжал, уделял время семье.


Соревнование:
Команды:
Люди:
Материалы по теме:
Поделиться: