Новости
Мосаутов: португальцы не ожидали от нас такой борьбы
Прочие турниры

Мосаутов: португальцы не ожидали от нас такой борьбы

Источник: beachsoccerrussia.ru
Автор: Михаил Чесалин
В продолжение рубрики "10 лет зимней сказке" интервью серебряного призёра Кубка Европы–2005 Александра Мосаутова.

Фотогалерею Кубка Европы-2005 можно посмотреть здесь

Александра Мосаутова могут вспомнить лишь самые преданные поклонники российского пляжного футбола. Он не побеждал на чемпионатах мира или в Суперфиналах Евролиги, но в его послужном списке есть куда более важное достижение. В 2005 году он был одним из творцов первого успеха сборной России на международной арене. Его голы помогли нашей национальной команде завоевать серебряные медали домашнего Кубка Европы, в ходе которого была повержена мощнейшая португальская сборная. Специально для Beachsoccerrussiaфутболист в деталях вспомнил события десятилетней давности. 

– Александр, расскажите, как собиралась национальная команда перед стартом Кубка Европы? Сколько времени ребята играли вместе? Как готовились?

– Команда России тогда собралась буквально за месяц или полтора до старта турнира – тогда и началась целенаправленная подготовка под руководством Николая Писарева. В состав команды тогда входили как ныне действующие футболисты: Шкарин, Шайков, Леонов, Бухлицкий, так и уже ставшие руководителями Алаев и Шамрай. Сборы перед турниром у нас проходили в Севастополе. А там осенью условия для тренировок были не самые пляжнофутбольные. Тренироваться пришлось в носках, потому что песок был холодный – это была вынужденная мера. А на тренировках мы, конечно, подтягивали функциональное состояние, занимались отработкой тактических взаимодействий. Вообще, мы серьёзно готовились к тому турниру, поскольку хотели всем показать, что в нашей зимней, не пляжной стране уровень футбола всё равно очень высок. 

– А зачем всё это тогда было нужно? Это сейчас пляжный футбол в России знают и любят, а десять лет назад он ведь был для всех большой загадкой.

– Лично мне просто было интересно. До пляжного я играл в мини-футбол, многое там выиграл. А тут появился новый, похожий вид спорта. Почти всё одинаковое, только покрытие другое и мяч, так что мне было интересно посмотреть, что это такое, хотелось попробовать себя в чём-то новом. А если говорить о проведении турнира в целом, то это была инициатива Сергея Вячеславовича Анохина, который сейчас руководит московской федерацией футбола. Зарождение пляжного футбола в России – это целиком его заслуга. Он по крупицам собирал сборную, готовил площадку. По его указанию в "Лужники" КамАЗами завозился белый, речной песок с карьеров, создавались все условия. 

– Расскажите о целях и задачах, которые стояли перед сборной России? Что требовалось от команды на домашнем Кубке Европы?

– Мы прекрасно понимали, что играем дома, что для нас была проделана колоссальная работа. И мы просто не могли не оправдать то высокое доверие, те надежды, которые были на нас возложены. Тогда ведь очень много зрителей приезжало на игры. И нам нужно было, прежде всего, сыграть перед ними достойно. Никто не говорил, что мы должны выходить на площадку и всех обыгрывать. Все прекрасно понимали, какие команды приехали, какие люди есть в этих командах. Но мы делали всё возможное. Даже именитые португальцы не ожидали от нас той борьбы, которую мы им навязали. Да что там! Мы сами от себя такого не ожидали! Именно в игре с португальцами мы показали всё лучшее, что у нас было. Это и помогло нам достичь столь высокого результата. 

– То есть речь перед стартом шла о том, чтобы просто сыграть достойно и просто показать всё, что вы умеете?

– Конечно, все хотели, чтобы мы заняли высокое место, но при этом нужно было реально понимать положение дел. Судите сами: первый турнир по пляжному футболу в Москве, да ещё в декабре. Про пляжный футбол тогда вообще мало кто слышал. То, что мы до этого играли в него несколько месяцев, совершенно не значило, что мы научились в него играть. Все ребята тогда были ещё новичками. Кто-то вообще встретился только на сборах перед турниром. Но мы всё же сумели объединиться, проникнуться национальной идеей. Огромную роль сыграло то, что мы играли дома для своих родителей, друзей, других болельщиков. Для страны, как бы это высокопарно не прозвучало! 

– В "Лужниках" в те дни собирались тысячи болельщиков. Судя по всему, этот фактор сильно помог вам добиться столь серьёзного результата, верно?

– Да, совершенно верно. В нашем успехе действительно была большая заслуга тех, кто пришёл нас поддержать. В футболе часто говорят, что болельщики – это 12-й игрок. И для нас трибуны действительно стали шестым футболистом. Атмосфера, которая царила в "Лужниках" – это нечто невообразимое. Соревнования по пляжному футболу в Москве проводились впервые, но трибуны, как я помню, были практически заполнены. Конечно, в первый день люди были привлечены информацией о том, что будут играть звёзды большого футбола: Карпин, Мостовой, Попов. Болельщики хотели на них посмотреть и ещё поддержать там какую-то сборную. А уже потом появился и живой интерес. Не побоюсь даже сказать, что вокруг пляжного футбола возник своего рода ажиотаж. 

– В первом мачте сборная России одолела Бельгию со счётом 2:1. Скажем прямо, нашей команде достался самый удобный из возможных соперников.

– Я помню, что бельгийцы действительно не представляли собой грозную силу. Но не забывайте, что и для многих российских футболистов это были первые международные матчи. Некоторым вообще впервые пришлось играть на таком уровне, при заполненных трибунах, перед высокими спортивными чиновниками – это всё оказывало своё влияние. Естественно, была нервозность, с которой и была связана низкая реализация моментов – мы в том матче упустили много шансов. Насколько я помню, первый период мы играли с трудом, но потом освоились, вкатились и во втором-третьем решили исход игры. 

– Во втором матче вам предстояло сыграть с Португалией – лучшей командой Европы, серебряным призёром чемпионата мира, родиной Алана, Эрнани, Маджера. Какие были мысли и эмоции, когда поняли, с кем играть в полуфинале?

– А мы тогда смотрели первую игру португальцев. Сам я эту команду видел в первый раз, но уже знал, как она сильна, какие звёзды там играют. При этом, когда мы вышли на них, у нас не было какой-то растерянности, мыслей, что мы уже проиграли. Наоборот, мы полностью мобилизовались. Майка сборной всегда накладывает на тебя определённый отпечаток. Ты можешь проиграть, но нужно делать это так, чтобы никто не мог сказать, что ты не сделал всё для победы. Поэтому изначально все настраивались на бой. Мы понимали, что, наверное, технически где-то слабее, однако физически мы были на равных, а победить и вовсе хотели больше. Установка у Писарева была проста: "Ребята, не проиграйте каждый момент в отдельности. Если вы будете выигрывать в эпизодах, вы выиграете и всю игру". Так в итоге и случилось. 

– Можно ли сказать, что гол, пропущенный от Маджера на первой минуте, снял лишнюю нервозность и как-то по-хорошему расслабил команду?

– Думаю, да. Когда мы выходили, то чувствовали большой всплеск эмоций. А когда пропустили, то поняли, что больше нет времени расстраиваться, нужно начинать играть в футбол и делать всё, чтобы разрыв не увеличивался дальше. Хотя, если бы мы тогда пропустили второй, третий, четвёртый, нам бы никто и слова не сказал – все реально оценивали наши возможности. Но всё получилось по-другому. Мы серьёзно готовились, разбирали игру тех же Маджера и Алана, отрабатывали командные взаимодействия в отборе. И просто начали применять то, что было заложено на сборах, использовать установки Николая Николаевича. В трудных ситуациях не нужно импровизировать – нужно действовать по чётко отработанным схемам, которые и приносят результат. 

– Помните гол, который португальцам забили?

– Много времени прошло, я помню два гола, которые тогда в "Лужниках" забил. А вот какой из них португальцам – не вспомню. В одном моменте Попов пробежал по краю и прострелил на меня. Вратарь хотел этот прострел перехватить и упал, а мяч просто перескочил через него, и я оказался один перед пустыми воротами. А эпизод со вторым голом мы отрабатывали на сборах. Бухлицкий поймал мяч, я качнул соперника в одну сторону, ушёл в другую и пробил с лёта. Получился настоящий гол-красавец! 

– В какой-то момент трибуны начали скандировать "Семь – один, семь – один", желая отмщения за поражение сборной по большому футболу в 2004-м…

– Да, было такое. Уже в третьем периоде. Помню, что при счёте 5:1 у меня уже сил не оставалось, но тем и ценна была поддержка зрителей: они гнали вперёд, даже когда больше не было никаких сил. Так что, можно сказать, двойная подоплёка той встречи дополнительно помогла нам выстоять против португальцев. 

– Когда вы поняли, что совершили настоящий спортивный подвиг, обыграв лучшую команду Европы и обеспечив себе медали турнира?

– Осознание проделанной работы в таких играх приходит минут через 20-30 после финального свистка, когда проходит физическая усталость. А я настолько вымотался в той игре, что после свистка сел рядом со скамейкой и минуты три просто приходил в себя. Все силы, которые у меня были, я оставил на поле. А к нам тогда подходили именитые люди, важные чиновники, говорили, что мы молодцы, поздравляли, обнимали. Радость была искренней, я такой больше нигде не видел! Тот же Шамиль Тарпищев с нами прыгал, радовался, всех обнимал и целовал. Николай Писарев был безумно счастлив – он сразу после свистка побежал на поле. Видно было, что всех переполняют эмоции – это было что-то потрясающее! Я тоже был счастлив. Обыграв португальцев у себя дома, мы доставили огромное удовольствие и болельщикам, и себе. Было очень приятно. 

– Что не получилось в финальном матче против сборной Швейцарии?

– Нашему поражению есть простое и логичное объяснение. В финале мы играли на следующий день после матча с португальцами, а потому были вымотаны и физически, и эмоционально. Просто не хватило нам сил, чтобы победить. Но мы все понимали, что нужно выходить и играть, биться до конца, как могли. И доказательством того, что мы сражались до последнего, был гол Андрея Смирнова, забитый буквально за несколько минут до финального свистка. Увы, этого было недостаточно. Но мы всё равно добились большого успеха. Я до сих пор хорошо помню церемонию награждения. Она проходила прямо там же в "Лужниках", сразу после матча. Каждый получил по медали, все фотографировались, поздравляли друг друга. Мы ещё пошли трибуны благодарить. 

– Можно ли сказать, что успехи сборной России во многом выросли из того Кубка Европы в Москве, из сенсационной победы над португальцами?

– Конечно, можно. Шкарин, Шайков, Леонов, Бухлицкий играли тогда, десять лет назад, и продолжают играть до сих пор. А тогда мы все поняли, что можем играть, что можем обыгрывать всех, что пляжный футбол в России может успешно развиваться, несмотря на все погодные и климатические обстоятельства. Мы поняли, что всё возможно и реально. И, как оказалось, мы были правы. Сейчас мы действительно добились того, на что раньше могли только надеяться. Те титулы, которая сборная собрала, отнять уже невозможно. С Россией сейчас считаются, как ни с одной другой сборной мира, ведь это команда, которая спокойно обыгрывает и португальцев, и бразильцев. Всё это зародилось именно тогда. 

– Александр, а почему вы ушли из российской пляжнофутбольной семьи?

– У меня возникли проблемы со здоровьем – нужно было лечиться. Желание приносить пользу команде было, но состояние не позволяло. Между здоровьем и футболом я выбрал первое – и всё равно восстанавливался потом несколько лет. У меня, конечно, осталось сожаление, что не удалось стать чемпионом России. В финале "Строгино" тогда проиграло команде TIM из Санкт-Петербурга, а я не забил злополучный пенальти, на котором всё и закончилось. По-моему, после этого матча и пришлось вынужденно закончить с футболом. Обидно? Нет, у меня теперь своя жизнь, и я развиваюсь в другом направлении. Сейчас я работаю в центре физкультуры центрального округа Москвы. Мы занимаемся организацией и проведением спортивно-массовых мероприятий. Так что в спорте я всё-таки остался. Но вышло так, что ребята пошли своим путём, я – своим. Но я по-прежнему общаюсь с ребятами, слежу за командой, переживаю и радуюсь победам.

Материалы по теме:
Поделиться: